Как же мы допустили такую жизнь…

Как же мы допустили такую жизнь, когда еда стала стоить, как наркотики?