анекдоты про Абрама

Постоянно обновляемая подборка анекдотов про Абрама

Сара утром будит Абрама он не встает. Тогда Сара подносит к его носу тухлый сыр. Абрам:
— Сара сколько раз повторять тебе, не перелезай через меня!

20—е годы, Питер. По набережной марширует отряд будённовцев и громко поёт революционные песни, а чуть в стороне стоят два еврея, один другого и спрашивает:
— Абрам, скажите, что это за люди и о чем это они поют?
— Уважаемый Моисей, это ж будёновцы, они поют «Кипит наш разум возмущенный», и через эту вострую херню пар выпускают.

В командировке умер Абрам. Надо было как—то тактично, деликатно сообщить жене Абрама, чтоб та не убивалась от горя. Решили, что кроме Семы никто лучше этого не сделает. Он интеллигент и дипломат. Сема отыскал квартиру Абрама, позвонил. На пороге появилась жена Абрама:
— В чем дело?
Сема был обескуражен, но не настолько, чтоб потерять дар речи.
— Вы знаете, мы с Абрамом были в командировке?
— Знаю. И что?
— Вы знаете, что мы прилично заработали?
— Знаю. И что?
— Вы знаете, мы все деньги пропили. И Абрам тоже.
— Чтоб он подох! — вскричала жена.
— Уже, — вздохнул Сема.

В одесском дворике, на скамейке, сидят пожилые Сара и Абрам. Рядом играют соседские мальчишки. Сара обращается к мужу:
— Абрам, сейчас кто—то сказал: жопу!
Абрам подзывает к себе мальчишек:
— Ноня, это ты сказал: жопу?
— Ну что Вы, дядя Абрам? Вы же меня знаете, разве я могу?
— Зяма, может, это ты сказал?
— Ну что Вы, дядя Абрам! Я могу резать, убивать, но сказать такое слово…
Абрам поворачивается к жене:
— Сара, ребята не виноваты, это по радио…

К еврею пришёл друг в гости. Сели, кушают. Хозяин говорит:
— Абрам, бери картошку, угощайся. Как—никак — свои витамины!
— Как “свои”?! У тебя же, Изя, никогда не было огорода!
— Да, понимаешь, мы с Сарой купили себе место на кладбище уже сейчас, пока оно дешёвое, но пока оно нам не понадобилось, сажаем там картошку.

Жили в одной деревне Иван и Абрам. Как—то приходит Иван к Абраму и говорит:
— Абрам, дай мне рубль в долг, а я тебе потом отдам два.
— Нет, не могу. Ты же его пропьёшь, а потом отдавать не захочешь.
— А я тебе топор оставлю под залог.
— Ну, тогда давай.
Дал Ивану рубль, забрал топор и говорит:
— Слушай, тебе ведь трудно, наверное, будет сразу два рубля вернуть, может один сразу отдашь, а второй потом?
Иван подумал, а и вправду, тяжело будет. И отдал. Идёт домой, а сам думает:
— Рубля нет… топора нет… рубль должен… и главное — всё правильно!!!

Встречаются две одесситки:
— Сара, говорят, ты замуж вышла! И где же вы с мужем живёте?
— Нам две комнаты дали в коммуналке. Правда, в разных концах. В одной я живу, в другой — муж.
— А если он тебя захочет?
— Тогда он выходит в коридор и свистит.
— А если ты?
— О, тогда я выхожу в коридор и кричу: “Абрам, ты ещё не свистел?”

Абрам встречает Мойшу:
— Ты что, в Питер вернулся?
— Вернулся. Знаешь, плохо в Израиле. Все такие хитрые! А здесь, на нашей улице, только я, ты и Самсон.

— Хая Соломоновна, вы не против сегодня поужинать вместе?
— С удовольствием, Абрам Ильич.
— Тогда у вас ровно в семь.

— Абрам, вы, случайно, не шахтёр?
— Нет, я не случайно, я принципиально не шахтёр!

Идет Абрам по улице широко расставляя ноги. Навстречу Изя:
— Что с тобой?
— Да вот, доктор сказал, много холестерину в крови.
— Ну и?
— Сказал, чтобы к яйцам даже не прикасался!

— Абрам, ты знаешь, вчера Сара хотела мужа отравить.
— Ну и как, получилось?
— Что—ты, она в один бокал налила ему и цианистый калий и пурген.
— Ну и…
— Что ну и, время вроде умирать, а некогда.

— Абрам, где ты достал себе такой костюм?
— В Париже.
— А это далеко от Бердичева?
— Ну, примерно, две тысячи километров будет.
— Подумать только, такая глушь, а так шьют хорошо!

— Абрам Моисеевич! У Вас, случайно, нет перманганата калия?
— Нет, Израиль Маркович! Но есть очень свежий цианистый калий . . .
— И это существенная разница?
— Ой, не смешите меня! Всего 20 копеек!

Сара говорит Абраму:
— Абраша, я сегодня маху дала.
— ЧТО?!
— Та не, я кошелек потеряла.
— Лучше бы ты Маху дала..